Слишком человеческое для лекарства

Áîëüíîé ìóæ÷èíà ëåæèò â êðîâàòèНа мой взгляд, врач-гомеопат прежде всего свободен от предрассудков. Именно они существенно препятствуют истинному пониманию человека и его природы. Подгон человека под определенные стандарты, попытки его классифицировать не только бесполезны, но и существенно отдаляют специалиста от благополучного результата. Не бывает людей типа Sulphur, Calcarea, Mercurius, Stramonium… Иначе, поверьте, как бы вы удивились встретив человека типа Helium, Krypton, Neon… Эти феномены есть в человеке, но не есть сам человек. Они проявляются в форме видимых нами заболеваний, и именно в этом заключается принцип подобия. Мы назначаем подобный препарат согласно подобному феномену в организме. Вот почему часты ошибки гомеопатов при назначении лекарства по модальностям или по внешнему проявлению поведения. И, соответственно, негативны результаты. Не только сам источник, препарат, звучит в человеке, но и сама человеческая часть борется, пытается, преодолевает, достигает. Все болезни излечиваются благодаря ей и вопреки силам источника. Великий гомеопат, мой учитель, Раджан Шанкаран во время взятия одного из случаев сказал: «Это уже не болезнь…здесь нет лекарства. Это уже человеческое. Это проблема самого человека». Я хорошо помню тот случай и сейчас, когда лечу, понимаю, когда верно подобранный препарат не работает. Сила излечения зависит не только от степени подобия феномену, но и от того, насколько развита человеческая часть. Насколько он есть человек в этом мире, насколько у него развиты человеческие качества, чтобы бороться или вовсе, не допускать болезнь. У меня было много психиатрических случаев, когда болезнь отступала, но когда ее стена рухнула, что я увидел!? Пустынный мир руинного сознания. Это уже был чистый характер, человеческая самость, которая не поддается лечению, но поддается развитию, духовной эволюции, выстраиванию своей судьбы, а не судьбы заболевания. Мы болеем тем, чего заслуживаем. Это в области нашей духовности. Так говорит мой мудрый учитель Олег Геннадиевич Сыропятов.

Я помню один случай, мой один из первых. Я приехал домой к ребенку с достаточно тяжелой патологией сердца и суставов. Это был мой повторный визит, прошло два месяца с момента первой консультации и я не узнал мальчика: он носился по квартире, играл, кувыркался и выглядел безмерно счастливым. Все это время он пил Aurum metallicum LM 3. Я приехал, чтобы определиться, что делать дальше. Во время беседы мама мальчика меня спросила: «Знаете, а мы вот уже неделю как записались в бассейн. Пока еще не ходили, но думаем…вот…как вы на это смотрите?». Я понял, что здесь уже не нужен Aurum, ребенку нужно расти, развиваться и радоваться жизни, ему надоело болеть. Когда я уезжал, я знал, что в этой семье все будет хорошо.